բաժին Ծաղկաքաղ (կոնսպեկտենր և մեջբերումներ)

Այզեկ Ազիմով — «Հավերժության ավարտը» (կոնսպեկտ 2)

Գովազդի և սիրո մասին

— Рекламные объявления, — говорил Харлан, — рассказывают нам о
Первобытных Временах куда больше, чем так называемая хроника из того же журнала. Заметки хроники рассчитаны на читателя, хорошо знакомого со своим миром. В них никогда не разъясняется значение различных терминов или предметов, потому что в этом нет необходимости. Вот, например, что такое “теннисный мяч”?
Купер охотно признался в своем невежестве.
Харлан продолжал привычным назидательным тоном, в который он неизменно впадал во время уроков:
— Из случайных упоминаний мы можем прийти к выводу, что он представлял собой небольшой шар из неизвестного нам материала. Мы знаем, что он использовался в какой-то спортивной игре, хотя бы потому, что упоминания о нем встречаются в разделе “Спорт”. Из отдельных упоминаний можно даже заключить, что целью игры было перекинуть этот шар партнеру по игре. Но зачем зря ломать голову? Взгляни на картинку. Ее единственное назначение — заставить купить этот шар, и вот перед нами великолепное его изображение во всех подробностях.
Но Купер, родившийся в эпоху, не знавшую рекламы, с трудом понимал Харлана.
— Все это просто противно, — сказал он. — Неужели найдутся дураки,
которые поверят бахвальству человека, расхваливающего собственную продукцию?
Неужели он сознается в ее недостатках или воздержится от реувеличений?
Харлан, успевший в детстве немного познакомиться с рекламой в пору ее относительного расцвета, снисходительно поднял брови.
— С этим приходится мириться. Таков уж был их образ жизни, а мы никогда не вмешиваемся ни в чей образ жизни, если только он не приносит человечеству в целом серьезного вреда.
Но, разглядывая крикливые рекламные объявления, Харлан вновь вернулся мыслями к настоящему. Внезапно его охватило волнение. Почему он стал думать о рекламе? Не связано ли это с тем, что его разум мучительно ищет выхода из наступившего мрака?
Реклама! Способ привлечь внимание, развеять сомнения, пробудить интерес. Разве для продавца этих наземных экипажей имело хоть какое-то значение, хочет ли кто-нибудь купить его товар? Если ему удавалось внушить это желание клиенту (так они, кажется, назывались) и тот действительно совершал покупку, то не все ли равно, что он думал о ней?
А раз так, то стоит ли мучить себя вопросом: что руководило Нойс — страсть или расчет? Важно, чтобы они были вместе, и тогда она обязательно полюбит его. Если люди любят друг друга, то не все ли равно, чем вызвана эта любовь?

Գրքերի (ու աուդիոգրքերի 🙂 մասին

Харлан пожал плечами. Конечно, в большинстве Столетий, охватываемых Вечностью, в ходу были фильмокниги; там, где технический прогресс шагнул еще дальше, применяли запись на молекулярном уровне. Все же книги и печать не были чем-то неслыханным.
— Печатать книги было проще и дешевле, чем изготавливать пленки, —
ответил он. Твиссел потер рукой подбородок.
— Возможно. Приступим к поискам?

 

Այզեկ Ազիմով — «Հավերժության ավարտը» (կոնսպեկտ 1)